ratabor (ratabor) wrote,
ratabor
ratabor

От инклюзии даже у депутатов сдают нервы.

Сегодня Саратов опять попал в топ федеральных новостей: "В Единой России предложили исключить из партии саратовского депутата призвавшего убрать из школ детей с аутизмом" .

Первая мысль, приходящая в голову после прочтения таких новостей это то, что у единороса совсем крыша поехала. Тут же появились такие коллеги однопартийцы, желающие, не разобравшись в вопросе, по легкому заработать себе звезды, как например Ю.Шувалов. Тут как говорится в одном известном фильме:"Помогал детям и баста, не придерешься."

Однако если откинуть в сторону эмоции  от которых тяжело отделаться - ведь это дети, инвалиды... душещипательная тема и разобраться а, что же такое эта инклюзия? То станет очевидно, что у депутата Кудинова, как у человека и родителя просто сдали нервы от происходящих в образовательном процессе негативных перемен, активно проталкиваемых минобразом. Так что же такое инклюзивное образование?

Ниже выдержки из статьи П.Расинского "Обоюдоострая инклюзия" на мой взгляд ярко раскрывающая суть активного проталкивания инклюзивного образования в наши школы:

Термин «инклюзия», происходит от латинского inclusi — включать или французского inclusif — включающий себя. Что якобы такой тип образования подразумевает доступность образования для всех в смысле приспособления к разнообразным нуждам детей, чтобы обеспечить доступ к образованию для детей с «особыми потребностями». Под термином «дети с особыми потребностями» скрываются дети-инвалиды.

Вы видите плакат «Дети должны учиться вместе». Первая мысль, которая приходит в голову — конечно, вместе. Разве может здравомыслящий человек делить детей по каким-либо признакам? Как только вы так подумали, вы попали в ловушку. В логическую и лингвистическую ловушку, которую расставляют разрушители образования, чтобы замаскировать свое наступление. Потому что речь идет не о дискриминации по национальному, половому или какому-либо иному признаку. О чем же речь?

Разве будет кто-то против того, чтобы образование было доступно всем? Только ярый человеконенавистник, сторонник регресса и разрушения социума может считать, что доступ к образованию нужно ограничивать.


В итоге все сводится к тому, что для обеспечения прав инвалидов и исключения их дискриминации они должны учиться совместно с другими детьми. Вдумайтесь — особые условия, особая забота, особая система обучения, разработанная для того или иного вида заболевания, — это, оказывается, дискриминация!

И что же нам предлагают поборники инклюзивного образования? Они предлагают (и уже осуществляют!) закрытие специализированных школ и перевод учеников в обычные школы.

Чем это чревато?

Любому здравомыслящему человеку понятно, что каждая категория дефектов требует самостоятельного подхода к обучению. Более того — степень тяжести дефекта тоже может вносить свои коррективы. Например, полностью слепому необходимо изучать азбуку Брайля — рельефно-точечный тактильный шрифт, разработанный в 1824 году Луи Брайлем, который сам в три года потерял зрение. И все общение с окружающими у таких людей идет через слух и тактильные ощущения. В то же время у людей со слабым зрением есть возможность видеть крупные предметы, и это можно использовать как дополнительный фактор при обучении.

Ничуть не менее очевидно, что для глухих и слабослышащих обучение должно идти с максимальной визуализацией. И так далее по каждому из видов дефектов.

Как наиболее эффективно реализовать такое разделение?

Разработать специализированные программы для каждого вида отклонений.

Подготовить педагогов, специализирующихся на определенном виде или нескольких схожих видах отклонений.

Создать специальные школы и соединить в них подготовленных педагогов и детей с одинаковыми или схожими отклонениями.

Что и было сделано в СССР. И это давало свой результат. Я уже писал в своих статьях о знаменитой школе Мещерякова и Ильенкова для слепоглухонемых, один из выпускников которой стал доктором психологических наук.

В общих классах педагог не может быть специалистом во всех видах дефектов? Он не может освоить все методики, необходимые для обучения детей с разного рода отклонениями. Но представим на минуту, что педагог все это освоил. Он же должен одновременно в одном классе давать программу обычным детям и детям с отклонениями. А если в классе дети с разными отклонениями? Работа педагога распадается на преподавание многих программ в ограниченное одним уроком время.

Таким образом, инклюзия обращается в обоюдоострое оружие. Обоюдоострым называют оружие, имеющее острое лезвие с обеих сторон. А в переносном смысле — это нечто, способное вызвать последствия с обеих сторон. Такая инклюзия и вызывает последствия с обеих сторон: мы теряем возможность квалифицированно и качественно обучать инвалидов — с одной стороны, а с другой — из-за нехватки времени у педагога программа упрощается, и уровень образования снижается.

Кроме того, в процессе внедрения инклюзии мы оставляем невостребованными уникальные знания, полученные в результате исследований в области дефектологии, оставляем без работы высококлассных специалистов, а вслед за этим сокращаем профессоров вузов, которые готовили этих специалистов. То есть уничтожаем целую ветвь научного исследования.

Внедрение инклюзивного образования, ведущего к разрушению существующих, вырабатывавшихся годами систем специального обучения, разрушению систем подготовки педагогов, сокращению научной деятельности есть еще один удар по всей системе образования в рамках войны с образованием.

полный текст статьи

Таким образом на мой взгляд суть инклюзии - за счет государственного финансирования получить полуграмотное поколение дебилов, которыми легко управлять. И Слава Богу, что Кудинов оказался нормальным человеком, способным открыто сказать то о чем многие предпочитают помалкивать.


Tags: Единая Россия, Кудинов, Шувалов, инклюзия, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments